Государственное Казенное Учреждение Самарской области
«Комплексный центр социального обслуживания населения Самарского округа»


«СЕМЕЙНЫЕ ВОЙНЫ» – МАРКЕРЫ СИНДРОМА PAS

(Parental Alienation Syndrome)

 

Лукина Наталия Николаевна,

педагог-психолог

ГКУ СО «КЦСОН Самарского округа»

Железнодорожное подразделение

 

Согласно исследованиям социологов, количество разводов растет во всем мире. Ученые проанализировали данные за 40 лет в 84 странах мира и пришли к выводу, что процент расторжения браков за это время увеличился вдвое. При этом статистика по России и странам СНГ совсем не утешительная: распадается примерно половина семейных союзов. Невзирая на закон, который дает супругам время на примирение, только 7 процентов пар забирают свои заявления обратно. Аналогичную статистику можно проследить и на примере обращений в наши отделения КЦСОН семейных пар. Количество пар, обратившихся, как в предразводном состоянии, так и непосредственно в период развода, с каждым годом увеличивается. Так же с каждым годом увеличивается количество запросов из судов на проведение специалистами центров психолого-диагностических обследований семей, что бы в последующим вынести решение о том где и с кем будет проживать ребенок, как будет осуществляться порядок общения ребенка с родителем, проживающим отдельно.

Семьи, направленные на психолого-диагностическое обследования как правило находятся на стадии затяжного супружеского конфликта, который с каждым «новым витком» набирает все большую разрушительную силу, как для самой пары, так и для ее ближайшего окружения. Для специалиста, работающего с такой парой (как при проведении семейной консультации, так и при проведении психолого – диагностического обследования) важно определить является ли этот период нормативным (закономерным) семейным кризисом, проходя который семья сохраняется, обретает новые ресурсы, становится более устойчивой. Или же это ненормативный семейный кризис, который приведет к распаду семьи (распаду ее супружеской подсистемы и построению новых отношений в родительско-детской подсистеме). Как правило, и в том и в другом случае эмоционально незавершенный супружеский конфликт, вынесенный в сферу родительско-детских отношений и рождает синдром PAS «синдром родительского отчуждения», с его губительными последствиями.

При проведении самого обследования (по запросу суда) и в последующем при составлении психологического заключения крайне важно определить присутствие (или отсутствие) синдрома PAS, так как это является одним из ключевых моментов анализа семенной системы, а соответственно и сделанных в последствии выводах.

Термин «синдром родительского отчуждения», сокращённо PAS (Parental Alienation Syndrome), первым в своей практике использовал детский психиатр, профессор клинической психиатрии Колумбийского университета США Ричард Алан Гарднер в 1980-х годах. Термин «Отчуждение Родителя» означает, что ребёнок становится «эмоциональным заложником» одного из родителей (чаще всего того, под опекой которого он находится) вследствие чего прерывает отношения с другим родителем (родителем-«мишенью») без объективных на то причин. Данный синдром характеризуется особым состоянием ребенка, который погружаясь в конфликт между родителями, вынужден «выбирать», чью сторону ему занять. О синдроме родительского отчуждения можно говорить, когда ребенок транслирует послание того родителя, с которым он остается, отвергая того, кто теперь «отчужден». Важно понимать: ребенок не виноват в подобных проявлениях, это всего лишь психологический синдром, которым он страдает в результате негативных действий взрослых.

Для специалиста, работающего с семьей как в семейном консультировании, так и при проведении психолого-диагностического обследования важно различать синдромом родительского отчуждения как преднамеренное действие (цель) и, отчуждение родителя при котором отсутствует явное влияние родителя (с которым проживает ребенок), а отрицательные чувства ребенка в отношении, проживающего отдельно родителя, вызваны исключительно прошлым негативным опытом их личного общения. Стоит оговориться, что здесь не идет речь о таких родительско-детских отношениях, в которых присутствовало насилие в любом виде — физическое, психологическое, экономическое. Речь идет об инфантильной позиции самого родителя, его самоустранении от участия в жизни ребенка.

Мы говорим о синдроме родительского отчуждения, когда один из родителей не позволяет другому родителю участвовать в жизни ребенка или сильно ограничивает их общение без веских оснований. Своим поведением (вербально и не вербально) ярко демонстрирует признаки отвержения бывшего супруга, тем самым настраивая ребенка против второго родителя, транслируя ребенку новую модель поведения. В таких ситуациях ребенок становится орудием мести, бывшему супругу (партнеру).

Степень выраженности синдрома можно описать по следующим параметрам:

·                    легкая степень: контакт ребенка с «отчужденным » родителем серьезно (на долгое и неопределенное время) не нарушается, связь поддерживается по большей части по телефону, однако «отчуждающий» родитель  ведет «эмоциональную войну», включая в нее ребенка;

·                    средняя степень: контакт ребенка с «отчужденным» родителем нарушается, без серьезных на то оснований, исключительно по субъективным убеждениям «отчуждающего» родителя, степень «программирования» ребенка высокая;

·                    тяжелая степень: контакт ребенка с «отчужденным» родителем прерван, ребенок фанатичен в ненависти к «отчужденному» родителю, отказывается от встреч с ним, может выдвигать ложные обвинения в жестоком обращении (физическом, эмоциональном, сексуальном), угрожать бегством и даже может совершить попытку суицида, если его заставят увидеться с родителем.

В практику «отчуждения Родителя» со стороны другого родителя может быть включен целый ряд действий, таких как:

·                     искусственное создание условий, затрудняющих осуществления родительских полномочий, проведение «компаний», направленных на то, чтобы обесценить «другого» родителя, то как он (она) осуществляет свои родительские права и обязанности;

·                    умышленное ограничение своевременного доступа «отчужденного» родителя  к соответствующей личной информации о ребенке, включая информацию о школьной и внеклассной деятельности, перемещении ребенка в другие населенные пункты, состоянии здоровья или изменении адреса проживания;

·                    подача жалоб на членов семьи «отчужденного» родителя с целью ухудшить, предотвратить или представить как угрозу их присутствие в жизни ребенка;

·                    неоправданное изменение места жительства ребенка, чтобы затруднить его взаимодействие с «отчужденным» родителем, его семьей (в т.ч. бабушкой и дедушкой);

·                    смена учебного заведения или семейного врача ребенка без согласия «отвергаемого» родителя.

Со стороны отчуждающего родителя, отчуждение может быть осознанным или неосознанным, систематическим или нет, открытым или скрытым, включать материальные, социальные или психологические вознаграждения или наказания.

КАК ОПРЕДЕЛИТЬ ЭТОТ СИНДРОМ?

·                    ребенок находится в коалиции с одним родителем против другого, или с прародителем (бабушкой, дедушкой) против другого родителя;

·                     ребенок «нападает» на родителя, повторяет одни и те же тексты, обвиняющие «отчужденного» родителя;

·                    часто рассказ ребенка об «отчужденном » родителе звучит как бы «с чужих слов» – используется лексика, интонации, суждения явно другого, взрослого человека;

·                    ребенок обладает ненужной ему информацией. К примеру, рассказывает о том, что у папы во время брака с мамой были любовницы, или что мама хотела уйти от папы, потому что у нее был другой мужчина;

·                    расщепление – «отчужденному» родителю дается упрощенная, плоская характеристика и отношения с ним оцениваются довольно примитивно. «Мама б…дь и не хочет мной заниматься» – в этой фразе есть все – и чужой текст, и упрошенная характеристика, и текст «с чужих слов», и ненужная информация, и обесценивание родителя;

·                    в тексты примешиваются выдуманные факты и противоречия, положительные переживания прошлого с «отчужденным » родителем у ребенка заменяются новой «реальностью» с негативным сценарием, посредством которого ребенок оправдывает свое отклонение отчужденного родителя;

·                    приводимые причины негативного отношения ребенка к «отчужденному» родителю являются фантастическими или даже абсурдными;

·                    ребенок утверждает, что решение об отказе от родителя принадлежит ему, это поведение также называют «феноменом независимого мыслителя»;

·                    враждебность распространяется на всю расширенную семью «отчужденного» родителя;

·                    ребенок «шпионит» за одним родителем в пользу второго. Например, при встречах собирает информацию о личной жизни отца (матери) для передачи этой информации другому родителю (прародителю);

·                    ребенок с подачи «отчуждающего» родителя изображает себя более хрупким и уязвимым, чем на самом деле;

·                    ребенок жестко ассоциируется только с одним родителем («ты наш» или наоборот «ты весь в отца и эту его породу Ивановых»);

·                    ребенок демонстрирует ограничения в стремлении быть любимым вторым родителем и любить его. В этой формулировке «демонстрирует» (а не переживает на самом деле) является ключевым словом.

Изучив последствия данного синдрома на детей, и рассматривая его как эмоциональное насилие над ребенком,Всемирная Организация Здравоохранения, пройдя всевозможные препятствия, 25.05.2019г. приняла поправки, согласно которым 01.01.2022г. в кодовом разделе QE.52, обозначенном как «Проблема в отношениях между родителем/опекуном и ребёнком, вступит в действие новый термин психического заболевания (по Международной классификации болезней) – «Отчуждение Родителя».

 

Источники:

1.                  Гарднер, Ричард А., доктор медицинских наук, психиатр «Краткое введение в PAS.» 31 мая 2001 года. 24 апреля. 2007 [http://rgardner.com/refs/pas_intro.html].

2.                  Гельмут Фигдор «Беды развода и пути их преодоления».

3.                  Гельмут Фигдор «Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой».

4.                  Саманта Родман «Как говорить с детьми о разводе».