Государственное Казенное Учреждение Самарской области
«Комплексный центр социального обслуживания населения Самарского округа»


Привилегия сильных

педагог-психолог Кировского подразделения

Тонкопеева Елена Григорьевна

 

«Слабые никогда не прощают; прощение привилегия сильных»

(Махатма Ганди)

В группе дистанционной психологической поддержки для граждан пожилого возраста мы рассмотрели немало интересных тем, проанализировали много жизненных ситуаций, но никогда не возникало столько трудностей, сколько на этот раз…

Запрос сформулировала бабушка-попечитель, которая выросла в многодетной семье. У ее мамы было далеко не счастливое детство. Результатами авторитарного воспитания отца и мачехи стали суровый характер и завышенные требования к окружающим…

Пятеро братьев и сестер хорошо помнят, как в детстве мама их подавляла, оскорбляла, унижала. Теперь у всех свои семьи, уже подрастают внуки. А престарелая мама продолжает обижать своих давно взрослых сыновей и дочерей. Больше всего достаётся старшей, в доме которой она проживает. Ухаживая за матерью, та терпит унижения молча.

Как примириться с непрекращающейся эмоциональной жестокостью? Именно так поставила вопрос наша героиня.

Непростая задача для группы – эмоционально присоединиться, тщательно проанализировать ситуацию, поделиться своим опытом решения аналогичных проблем, исключить оценочные суждения и дать подсказки.

Дискуссия вспыхнула как огонь в пожароопасную погоду. Но многие участники не обратили внимания на вопрос, сформулированный инициатором темы и вместо того, чтобы оказать поддержку, стали осуждать братьев и сестёр за то, что они якобы отстранились от ухода за престарелой мамой и переложили ответственность на старшую сестру. Чтобы дискуссия не ушла в сторону, приходилось вмешиваться, давать пояснения, задавать наводящие вопросы.

Выручили «серебряные» волонтёры. Их жизненный опыт и навыки добровольческой деятельности помогли им увидеть то, что не увидели другие участники группы – обиды взрослых детей были обусловлены их неоправдавшимися ожиданиями. Сознательно или неосознанно они ждали от мамы уважения и любви, а получили то, что получали в далеком детстве. И теперь не могут понять, чему их учит сама жизнь, поэтому страдают.

Как показывает практика, тема прощения – одна из самых сложных. И не важно, поднимается она в ходе индивидуальной консультации или в процессе групповой работы. Прощать трудно, особенно тогда, когда речь идет об обидах на самых близких и родных людей. Ведь они лучше других знают наши сильные и слабые стороны, наши потребности и наши возможности. Боль, которую причиняет близкий человек, всегда переносится тяжелее, чем эмоциональные травмы, полученные в отношениях с чужими людьми.

Бытует мнение, что не всё следует прощать. Иногда кажется, что прощая, даёшь разрешение на повторение неблаговидных поступков. Бывает, боль настолько сильна, что прощение не представляется возможным. К тому же складывается впечатление, что прощение нужно обидчику, и в голову приходит мысль: «Пусть сначала попросит прощения, а там посмотрим».

В действительности, прощение важнее для того, кто прощает. Отпуская обиды, обиженный делает благо не для обидчика, а в первую очередь, для себя – освобождает себя от тяжкого груза, от привычки думать о травмирующей ситуации и задаваться вопросом, на который так трудно найти ответ: «За что?»

Существует закономерность: чем глубже обида, тем сложнее ее отпустить. Как часто мы советуем обиженному человеку простить, и как редко задумываемся о том, что настоящее прощение – это не формальное снятие претензий, а сложная психологическая работа, требующая внутренних усилий.

Мы предлагаем незамысловатые техники прощения и удивляемся, почему они не работают. А не работают они потому, что человек не готов был простить и понадеялся, что техника за него проведет переоценку ценностей.

Как человек может понять, готов ли он простить? Если за словом «простить» стоит попытка насильно вытолкать из души обиду, ничего не получится, потому что он не разобрался со своими чувствами и отношением к ситуации. Подавленные негативные эмоции рано или поздно вернутся.

Чтобы простить обидчика, надо его понять и принять таким, какой он есть. Если обидчик проявляет агрессию и его не волнует, что чувствуют те, на кого она направлена, его внутренний мир по природе своей агрессивен. Если он инициирует конфликты, он выносит на всеобщее обозрение свои внутренние противоречия. Если постоянно всем не доволен, значит, испытывает эмоциональный дискомфорт. Ему с самим собой плохо, он живет под гнетом эмоциональных проблем.

Именно так живет мама участницы группы, которая предложила для анализа свою ситуацию. Будучи взрослым человеком, ее мама поминала свою мачеху самыми грубыми словами, следовательно, не простила и пронесла тяжкий груз обид через всю жизнь.

Она выжила в условиях эмоциональной жестокости и вышла в самостоятельную жизнь глубоко травмированной. Став матерью, не смогла подарить любовь детям, потому что сама никогда не знала родительской любви.

Находясь в преклонном возрасте, вынуждена зависеть от старшей дочери. Для нее это противоестественно. Престарелая мама хочет, чтобы о ней заботились, но не хочет чувствовать себя в подчиненном положении, поэтому сопротивляется, как умеет: отчитывает дочь, как маленькую, унижает, командует. Так она создает себе иллюзию независимости.

Что могут сделать дети? Принять всё это, как плохую погоду. Именно теперь, как никогда, им важно освободить себя от груза обид на маму. Для этого надо понять, чему она их учила, создавая неприятные и даже болезненные ситуации.

Чему-то им научиться удалось. Но что-то пока остается непонятным. И это непонятое, но очень важное мучит их. Значит, обучение еще не закончилось. Необходимо ответить на вопрос: «Чему надо научиться сегодня?» Главное условие – каждый отвечает на вопрос самостоятельно. Если ответ будет найден, все обиды покажутся мелкими и ничтожными.

Если кто-то не сумеет ответить на поставленный вопрос и простить не получится, не стоит себя упрекать. Надо принять свои негативные чувства и взять паузу. Иногда этого достаточно, чтобы подсознание «запустило» процесс искреннего прощения.